Аналитика Интервью

За разгромом АМТ стоит «Ак орда»

Автор: Телеканал К+/25.07.2011

По просьбе читателей публикуем полный текст интервью Мухтара Аблязова телеканалу «К-плюс», посвященного ситуации с российским «АМТ Банком». Напомним, что опальный политик назвал решение центробанка России об отзыве лицензии политическим, а его аргументы вызвали ощущение дежавю – все это уже было с казахстанским БТА.

Сразу оговоримся, что интервью с Мухтаром Кабуловичем произошло до того, как в среду центральный банк России отозвал лицензию у АМТ. Поэтому некоторые его высказывания следует читать с поправкой на этот факт.

– Мухтар Кабулович, стало известно, что центробанк России намерен принять меры к «АМТ Банку». Насколько эта новость оказалась для Вас неожиданной?

– Я еще точно не знаю, в чем суть данного решения. Просто один из руководителей центрального банка, разговаривая с председателем правления «АМТ Банка», сообщил, что они намерены ввести какие-то санкции к банку. Что это за санкции, он не уточнил. Но из самого центрального банка мы получили информацию, что сейчас разрабатывается несколько вариантов: введение внешнего управления банком, плана санации вплоть до отзыва лицензии и банкротства.

Все это для нас является очень странным, поскольку если у центрального банка есть претензии, то обычно работает группа специалистов банка, ведутся переговоры. Всего этого не было. Более того, последние соглашения с центральным банком были подписаны весной о реструктуризации долга на сумму около 8 миллиардов рублей. Сейчас она составляет чуть более 7 миллиардов. То есть ничто не говорило о том, что к банку будут применяться какие-то меры. Поэтому для нас это очень странно.

– А какое сейчас финансовое состояние «АМТ Банка»?

– Дело в том, что АМТ должен сейчас цетробанку чуть более 7 миллиардов рублей, но два года назад сумма задолженности была около 25 миллиардов. В течение двух лет мы существенно уменьшили задолженность. Более того, прежний долг банка не был ничем обеспечен. Это был заем по договору и все. Весной этого года мы сделали заем на 8 миллиардов рублей обеспеченным. То есть центробанк получил от АМТ ликвидные активы. Поэтому сейчас риска невозврата денег центральному банку нет.

Причина санкций будет заключаться не в том, что АМТ не возвращает денег, потому что они,во-первых, обеспечены залогом, во-вторых, банк ежемесячно погашает задолженность по основной сумме и платит проценты. Судя по всему, претензии будут другого характера. Мы получаем различную информацию и знаем, что идет сильное давление со стороны руководства Казахстана.

Например, у нас в распоряжении оказалось письмо из Администрации президента Казахстана, адресованное в Администрацию президента России. В нем руководитель казахстанской администрации главы государства Аслан Мусин высказывает беспокойство по поводу состояния «АМТ Банка» и просит принять меры такого характера, которые фактически должны привести к отзыву у банка лицензии. Все это очень странно, поскольку доля казахстанского «БТА Банка» в АМТ составляет всего 22%. Но письмо руководителя Администрации президента Казахстана опровергает все заявления юристов казахстанского БТА в Лондоне, что банк якобы не является государственным банком.

Поэтому нам очевидно, что ситуация вокруг АМТ и давление центробанка России вызвано политическими мотивами. Конечно, используются разные способы воздействия, вплоть до аргументов, что Казахстан является участником Таможенного союза. Мы знаем, что когда приезжает в Россию, например, казахстанский президент, то он постоянно просит у российского руководства, чтобы оно отозвало лицензию у АМТ. В последние два года это происходит постоянно.

– Но почему именно сейчас российский центробанк намерен принять меры к АМТ?

– Здесь очень много факторов. Во-первых, есть определенная усталость, потому что казахстанское руководство оказывает давление постоянно, и надо учитывать тот факт, что экономические отношения России с Казахстаном достаточно интенсивные. Были жалобы, например, на то, что казахстанский БТА подает на АМТ в арбитражный суд России, но все дела проигрывает, что надо воздействовать на суды. И в какой-то момент наступает усталость и раздражение, что какой-то банк мешает развитию отношений двух стран. Мы, конечно, этого ожидали. Но очень странно, почему этот происходит именно сейчас, когда, повторюсь, размер долга АМТ перед центробанком снизился с 25 миллиардов рублей до чуть более 7 миллиардов.

– Если хотели бы принять меры к банку по экономическим причинам, то сделали бы это уже два года назад?

– Конечно. И понятно, что долг уже обеспеченный. Центробанк нас убеждал, что нужно усилить залоговую массу и что в таком случае займы будут выдаваться на более длительный срок. Но получается, что весной мы обеспечиваем залогом нашу сумму займа, а буквально через три месяца мы наблюдаем такие действия центрального банка. Причем все это происходит скрытно: представителей АМТ никто не приглашает, не ведет с ними переговоров, и суть претензий до сих пор не понятна.

– Получается, центробанк нарушил свое слово?

– Я считаю, что да. Но надо признать, что предыдущие два года он поддерживал АМТ, тогда когда российские силовые структуры оказывали мощнейшее давление на мой бизнес в России. В частности, 30 сентября 2009 года большое количество людей с автоматами врывались в банк, ломали окна-двери, заставляли людей ложиться на пол, остановили платежную систему. Все это происходило параллельно с нашими выплатами по обязательствам перед клиентами и центральным банком. Но он нам помогал и занимал профессиональную позицию: что нельзя вмешиваться в дела банка, особенно силовым способом. Мы этот период благополучно пережили.

Но когда в дело вмешивается политика, то, конечно, наступает другая ситуация.

– То есть сейчас все требования центрального банка АМТ выполняет?

– Да, нам осталось только доформировать провизии. Еще другое требование центрального банка – постепенно уменьшать объем вкладов в банке населения. С апреля месяца он не увеличивался, напротив, мы его несколько снизили. Но нельзя в один момент резко уменьшить объем вкладов, ни один банк этого не сможет сделать. То есть этот процесс постепенный и поэтапный. Поэтому нарушений, которые были бы критичными для банка, не было.

Более того, в 2009—2010 годах в АМТ была более сложная ситуация, когда произошла национализация казахстанского «БТА Банка». Это сильно ударило по банку, и по размерам он практически уменьшился в два раза. То есть произошли гигантские оттоки депозитов населения и юридических лиц. Некоторые клиенты, считая, что у АМТ будут такие же проблемы, как у казахстанского БТА, прекратили платить по кредитам.

Тем не менее банк сумел выйти из этого положения, начали выравнивать ситуацию, наращивать свою деятельность. Очень многие клиенты, которые не обслуживали свои кредиты, возобновили обслуживание. То есть банк начал стабильно работать – и вдруг появляется решение центробанка.

При этом казахстанская сторона чего только не делала. Распространяла в прессе и негативную информацию, и негативные фильмы, и в суды подавала. Было около десятка судебных разбирательств, и все они были ими проиграны. В этой ситуации для нас было понятно, что ничего с банком они сделать не смогут, какие бы слухи они не распространяли и какие удары бы не наносили. Единственным рычагом оставался центральный банк России, а все, что было связано с рынком, мы преодолели.

– Что именно заставило центробанк изменить свою профессиональную позицию?

– Если отдельно рассматривать политические мотивы происходящего, то есть еще несколько внутренних факторов, которые повлияли на центробанк. Во-первых, ситуация с «Банком Москвы». Сейчас его выкупил государственный «ВТБ Банк», и центральный банк был вынужден по просьбе ВТБ дать 300 миллиардов рублей, или свыше $10 миллиардов долларов, для поддержки «Банка Москвы».

Известный факт, что за банком стоял бывший московский мэр Юрий Лужков. Собственно, отставка Лужкова привела к тому, что у банка начались проблемы, но их глубину я не представляю. Тем не менее ВТБ объявил, что «Банку Москвы» нужна поддержка на 300 миллиардов рублей. Соответственно, к руководству центробанку есть претензии, почему он не доглядел проблемы крупнейшего банка.

Исходя из текущей ситуации, центральный банк решил провести зачистку любых банков, которые потенциально могут иметь различные проблемы. Ясно, что идет юридический конфликт между казахстанским «БТА Банком» и российским АМТ, а в большей степени – это мой конфликт с властью и лично с Назарбаевым. Поэтому все эти конфликты приносят центробанку массу проблем. К нему обращаются, оказывается огромное давление.

Во-вторых, проблема еще заключается в том, что в России ожидаются выборы. Удобно проводить подобные зачистки в летнее время, когда все находятся в отпусках, и зачистки происходят тихо и незаметно. Как я понимаю, этот фактор тоже свою роль сыграл.

Но самый главный – это политический фактор. Наши источники в центробанке выдвинули такую версию: как только стало известно, что я получил политическое убежище в Великобритании, центральный банк понял, что конфликт между мной и казахстанскими властями будет набирать обороты и усиливаться. Они поняли, что, поскольку я получил определенную защиту, казахстанские власти будут искать новые способы, чтобы каким-то образом нанести мне серьезный экономический ущерб. Поэтому центробанк был обеспокоен тем, что ему придется находится в центре политических баталий между мной и казахстанскими властями.

Все это в комплексе плюс сильнейшее давление властей Казахстана привело к такому не экономическому, а политическому решению. Мне, конечно, очень жаль, что центробанк два с половиной года держался и работал с АМТ, в сравнение с казахстанским регулятором российский – это небо и земля, центробанк на голову выше. Но, к сожалению, я вижу, у его руководства сдали нервы.

– Что теперь будет с «АМТ Банком»? Какие будут последствия?

– Если мы будем оценивать в первую очередь политический фактор, то, скорее всего, произойдет захват банка, отзыв лицензии и его ликвидация. Это казахстанская сторона будет активно использовать в Казахстане, говорить, что у меня и в России проблемы. Хотя понятно, что все эти проблемы создают казахстанские власти. Будут различные обвинения, что я, мол, не справился и в российском банке. Это уже очевидно. Такого рода обвинения будут использоваться в английских судах. Эта будет мощная пиар-акция, которую власти Казахстана будут разворачивать в ближайшие дни.

– Какие последствия будут лично для Вас?

– Безусловно, будут экономические потери. Два с половиной года я прикладывал огромные усилия, чтобы удержать банк: инвестировал в него много средств. Этот банк я создал еще в 1993 году, когда только рынок развивался. Семнадцать лет непрерывного труда будут перечеркнуты тем, что банк будет разгромлен. Но все, что делает сегодня казахстанская власть, завтра бумерангом вернется к ней. Чем больше они сделают разрушений, тем больше разрушений они увидят в своем лагере: в сфере своих личных финансов. Когда произойдет смена политического режима, это все припомнится нынешней власти. В этом я не сомневаюсь.

Полную версию интервью можно посмотреть в эфире телеканала «К-плюс» или на YouTube: http:/www.youtube.com/watch?v=QXGzS4A6ku8