Друзья

Возвысить степь, не унижая горы

Советская власть давила любое инакомыслие. Ленинский «красный террор», сталинские лагеря по всему Союзу. В Казахстане такие зловещие лагеря, как АЛЖИР (Акмолинский лагерь жен изменников родины), КарЛАГ (Карагандинский лагерь) и другие, были широко известны. В брежневские времена критиков режима отправляли в психбольницы, сажали в тюрьмы, отправляли в ссылки или вообще высылали из страны. Тогда в союзе был единый советский народ, и, конечно же, «старший брат» всего остального народа – государствообразующий русский народ. А раз «старший», то, значит, самый умный и сильный. Он вел всех в правильном направлении и не блуждал в сомнениях, как Моисей, 40 лет по пустыне. Старший брат не ошибался. Все должны были жить по его указке.

Я поэтому очень не люблю термин-государствообразующий народ. Термин, который в реальной жизни дает исключительные права и привилегии. За этим стоит унижение других народов. И не важно, что после развала Союза государствообразующих народов стало больше, унижений для других народов не стало меньше. Западный цивилизованный мир давно решил эту проблему. Есть страна, нация, граждане. В основе всего -Права человека. А когда хочется возвысить свой этнос, то это можно сделать по Олжасу – «Возвысить степь, не унижая горы»!

Официальная советская пропаганда должна была возвышать режим и старшего брата. Для этого писались легенды и мифы. А в реальности, зачастую правда подменялась этими легендами и мифами. Так, например, была придумана легенда, возведенная в правду, с 28-ю панфиловцами, героями сражения под Москвой в 1941г. История Советского Союза во многом состоит из лжи и мифов. Только недавно мы узнали, что Советский Союз просто не успел первым напасть на Германию, своего союзника, с которым был заключен договор о разделе мира в 1939 году.

Такие же легенды, возведенные в правду, были и о старшем брате. У каждого народа есть свои легенды и мифы. Это нормально до тех пор, пока это не объявляется правдой и не оскорбляются чувства других народов.

В своей знаменитой книге «Аз и Я» Олжас Сулейменов и поставил под сомнение ряд якобы исторических фактов и утверждений о старшем брате. Он убедительно аргументировал, что это миф и легенда.

В советские годы это ставило под сомнение не только исключительность старшего брата, но и всю природу советской пропаганды. Каким бунтарем надо было быть, зная, как советский режим расправляется с инакомыслием! Только защита Кунаева спасла Олжаса от полной расправой, хотя ранее эта власть называла его «казахским Маяковским», награждала премиями, выпускала огромными тиражами его поэтические сборники. В те времена из Союза невозможно было уехать в другую страну, временно затихнуть. Режим раздавливал человека полностью, лишая работы, жилья – всего.
И, тем не менее, Олжас, понимая все эти угрозы, озвучил свою позицию в «Аз и Я». Многие тогда в Казахстане стали считать его народным героем, будущим национальным лидером.
«Аз и Я» пользовалась невероятным успехом. Она копировалась, распространялась по рукам. Мы, двадцатилетние, не спали ночами, цитировали, спорили. Книга Олжаса раздвинула нам горизонты и открыла на многое глаза.

В 1989г. Олжас действительно стал ярким политиком в масштабах всего Союза. Мы заслушивались его выступлениями на I-м съезде совета народных депутатов. Пожалуй, в Казахстане Олжасу не было равных. Я помню, как в феврале 1989г. дом Союза писателей был забит до отказа. Тысячи людей стояли на улицах. Казалось, наступила Революция. Олжас сначала со сцены обратился с предложением создать движение Невада-Семей, а затем забрался на тумбу колонны дома писателей, прямо на улице, и призвал бороться за закрытие ядерного полигона в г. Семипалатинске.

Тысячи людей воодушевленно скандировали и поддерживали. Милиция была перепугана и не знала, что делать. Мы с друзьями ночью расклеивали листовки по Алматы, хотя это тогда было более опасно, чем сейчас. Страна хотела перемен также как и сейчас. И мы, молодежь, воспринимали Олжаса как лидера, за которым были готовы идти до конца. Вскоре полигон был закрыт.

Когда в начале 90-х парламент страны был неожиданно распущен Назарбаевым, группа депутатов, и с ними Олжас, объявили о своем несогласии. Чуть позже Олжас заявил, что будет бороться за власть в стране. Назарбаев был перепуган. Думаю, что тогда Олжас мог реально перехватить власть. К сожалению, у многих из нас тогда не было опыта публичной политики, умения призвать на помощь своих сторонников. Олжас тогда не воспользовался этой возможностью.

В 94-м году по Алматы ходили слухи, что на Олжаса оказывается сильнейшее давление, возбуждаются уголовные дела. Что Назарбаев хочет выслать Олжаса из страны и отправить послом в Европу.

Обеспокоенный, что Назарбаев выдавит Олжаса из страны, я решил встретиться с ним и сказать, что организую ему финансовую поддержку бизнеса. Я пришел к нему домой. Встреча была очень короткой. Хотя Олжас мне не сказал, что его преследуют, я понял, что я опоздал. Вскоре, он действительно уехал послом в Европу.

Если бы мы тогда успели бы поддержать его, уверен, мы сейчас не боролись бы с этим авторитарным режимом. Вклад Сулейменова в оппозиционные движение страны, тем не менее, огромен. Именно в недрах движения «Невада-Семей» ковались будущие общественные деятели, политики, активисты и оппозиционные журналисты.

Многие имена их на слуху. Успех движения по закрытию полигона дал уверенность, что мы в состоянии изменить нашу страну. Олжас воодушевил многих из нас. Для меня Олжас навсегда останется человеком, который меняет сознание. Поэт, философ, филолог, историк. Человек-бунтарь. Выдающийся человек и гордость Казахстана.

С днем рождения, Олжас Омарович!

Спасибо Вам за все.

Мухтар Аблязов
18.05.2016.