Аналитика Интервью

“Управляемая демократия” подошла к логическому концу

Автор: Нурахмет КЕНЖЕЕВ /26.08.2011

В своем недавнем обращении к нефтяникам Мангистау политик Мухтар Аблязов предложил им в качестве выхода из ситуации создать параллельные органы власти – то есть выбрать из своей среды своих – по-настоящему народных – депутатов и акима, которые бы защищали их интересы. Мы попросили Мухтара Кабуловича подробнее рассказать о своей идее – как он это себе представляет на практике.

– Мухтар Кабулович, с чем связано ваше обращение к бастующим нефтяникам Мангистау с предложением взять власть в свои руки?

– Ситуация там зашла в тупик и в нынешних условиях может развиваться только в худшую сторону.

Благодаря поддержке демократических сил и независимой прессы происходящее в Мангистау оказалось в центре внимания зарубежной общественности, и теперь Назарбаев лишен возможности использовать грубую силу для подавления социального протеста. Тем более на фоне событий в арабских государствах, где авторитарные правители держатся у власти только благодаря тому, что убивают каждый день сотни людей. Правда и это им не помогает, как в случае с Каддафи.

Видимо, поэтому казахстанские власти решили задушить забастовщиков через работодателей —  экономически,  увольняя их и лишая постоянного заработка. При этом они действуют с особым цинизмом —  одной рукой выбрасывают людей на улицу и затем вносят в их ряды раскол предложениями трудоустроить на каких-то фиктивных рабочих местах, неожиданно найденных областным акиматом и партией «Нур Отан», а другой  рукой сажают лидеров забастовочного движения на длительные сроки.

Это, конечно, решает  текущую проблему «Ак орды», но одновременно создает новую — еще более серьезную.

– Что Вы имеете в виду под более серьезной проблемой?

– Хорошо, если уволенные забастовщики  – из числа приезжих и смогут вернуться в места своего постоянного проживания, где растворятся в общей массе и возможно найдут работу. Но в том же Новом Узене основная часть выставленных за ворота людей  — местные, которым деваться некуда. Оставшись без работы, без постоянного заработка они оказываются загнанными в угол.

С учетом членов семей речь  идет о нескольких тысячах человек. Что им может предложить местная власть кроме угроз, репрессий и пары сотен временных рабочих мест с минимальной оплатой труда? Ничего.

Что касается центральной власти, то она демонстративно отвернулась от своих граждан, попытавшихся защитить свои трудовые права. Назарбаев в своих поездках по стране игнорирует этот регион, предпочитая участвовать в организованных акиматами встречах  с «народом», где тщательно отобранные ораторы читают написанные не ими льстивые речи и хвалят елбасы в глаза. Все остальные, включая премьер-министра и главу «Самрук-Казыны» Тимура Кулибаева — зятя Назарбаева самоустранились от проблемы.

А ведь уже есть практика, когда на том же западе страны, доведенные до отчаяния и подвергающиеся незаконным преследованиям силовиков, казахстанцы начинают отвечать на произвол произволом. В том числе с применением огнестрельного оружия  и самодельных бомб. Теперь загнанными в угол и в безвыходном положении окажутся не десятки и сотни, а тысячи. На каждом из них власти поставят незримое клеймо «непокорный» и будут преследовать. Тогда уже многие в буквальном смысле слова будут поставлены перед выбором — умереть одному или прихватить с собой на тот свет представителя власти.

– Вы считаете, что Астана не сможет каким-то иным образом урегулировать ситуацию?

– Если бы могла, то давно сделала бы. «Ак орда» с самого начала допустила ряд непростительных ошибок и теперь только усугубляет их. Например, зачем нужно было задерживать Соколову и других лидеров забастовщиков? Ведь они сами таким образом выбили из процесса людей, с которыми можно и нужно разговаривать и договариваться!

– Поэтому Вы и предложили забастовщикам взять власть в свои руки?

– Да. На сегодняшний день забастовщики оказываются бесправными и беспомощными, потому что против них единым фронтом выступают и работодатели, и исполнительная  власть, и суды. Что могут они сделать в этих условиях? Прочитайте Конституцию страны — там черным по белому написано, что именно народ является источником власти.

– Но как  можно избрать своих депутатов и своего акима  в условиях, когда избирательный процесс находится под постоянным контролем власти, а сами рабочие — под постоянным прессом властей?

– Можно начать с создания выборного органа —  например, Совета народных представителей, в который войдут избранные самими рабочими и жителями региона люди, которых они уважают и которым доверяют. Эти люди станут по-настоящему народными депутатами — и именно они дальше будут защищать их интересы и призывать к ответу исполнительную власть.

– И как это может происходить реально? Через новые выборы? Но кто даст нефтяникам их провести?

–  А кто запретит? Люди собираются все вместе на площади и общим сходом выбирают своих  представителей.

В Ливии ведь реально именно так и было сделано. Там повстанцы создали переходное правительство, которое в итоге признали практически все страны мира и сегодня ведут переговоры именно с этим переходным правительством, а не с Каддафи, которого уже всерьез как лидера страны никто не воспринимает. Я предлагаю пойти по такому же пути.

– Но ведь это получается параллельная существующим государственным органам власть?

– Да. Именно параллельная. А какой вы еще видите выход в сложившейся в Казахстане ситуации, когда вся политическая власть монополизирована узкой группой лиц во главе с Назарбаевым, а все остальные являются их заложниками?  Когда демократические институты или выхолощены, или заблокированы полностью авторитарным режимом?

На мой взгляд выход только такой — создавать параллельные органы власти из числа людей, которым избиратели доверяют. Сперва что-то вроде Совета народных представителей. Затем — народного акима. Далее речь уже пойдет и о народных судьях, и о народной полиции. Ну а если заглядывать еще дальше — то речь будет идти и о создании переходного правительства в рамках уже всей страны.

– Помнится, нечто подобное в нашей истории уже было — Советы народных депутатов в годы революции в России…

– Совершенно верно. В 1905 году по инициативе бастующих рабочих текстильных и ткацких предприятий в Иваново-Вознесенске был создан Совет уполномоченных, который сначала руководил стачкой, а затем стал первым общегородским советом народных депутатов. Мы живем в другое время, но власть у нас та же — авторитарная, поэтому параллели напрашиваются.

– Но ведь очевидно, что создание Совета народных представителей немедленно вызовет репрессии со стороны властей, в том числе через уголовные преследования?

–  А  вы думаете, Назарбаев и его клика остановятся после того, как уволит и оставит без куска хлеба забастовщиков? Они обязательно будут продолжать их преследовать, не давая возможности получить нормальную работу, негласно преследуя, незаконно прослушивая их телефоны и подсылая провокаторов!

Тогда как создание Совета народных представителей — подчеркиваю, из рядов самих рабочих или уважаемых в регионе людей, которым избиратели доверяют  — не только распылит давление со стороны властей, но и создаст орган, который будет уполномочен представлять интересы сначала забастовщиков, а потом горожан в отношениях с работодателями и центральной властью.

Ну а то, что официального признания не будет, — я не вижу в этом проблемы. Народная партия «Алга!» действует не зарегистрированной, вот уже больше пяти лет —  и ничего. К тому же на первых порах можно использовать действующее законодательство, предусматривающее местное самоуправление или возможность создания общественных организаций. Понятно, что  власть не будет регистрировать эти объединения, но это опять же не беда. Главное — сорганизоваться и, используя поддержку международной и казахстанской общественности, оказать помощь и поддержку тем, кого Назарбаев уволил за участие в забастовке и лишил куска хлеба.

– То есть Вы не рекомендуете забастовщикам захватывать почту, телеграф и банки?

– Пока не рекомендую. Но судя по действиям властей и лично Назарбаева, вопрос об этом встанет в ближайшее время. И уж точно встанет, когда Назарбаев уйдет.

– Вы по-прежнему предполагаете, что это случится в скором времени?

– Да, и это не просто предположения.

– У вас есть точная информация? Может быть, с Вами уже начали переговоры лица из окружения елбасы?

–  Есть и информация. Есть и простые наблюдения. Вы обратили внимание, что политическая система, государственный механизм страны стали очень прямолинейными, неповоротливыми, грубыми? Такое ощущение, что «управляемая демократия» по-назарбаевски подошла к своему логическому концу. Теперь перед всеми здоровыми, патриотически настроенными силами страны стоит задача  – не допустить развала и распада Казахстана как суверенного и независимого государства.

– Ради этого Вы готовы на любые союзы?

– Готов. И по-прежнему считаю, что лучшим вариантом будет немедленный уход Назарбаева в обмен на гарантии его личной неприкосновенности. Потому что социально-экономическаяситуация в Казахстане настолько плоха, что потребуется консолидация всех социальных групп, всей элиты, всех политических сил. Нельзя тратить время на межклановые разборки.

– А такого рода разборки, думаете, будут?

– Будут. Правящий триумвират в лице Тимура Кулибаева — Карима Масимова — Аслана Мусина за последние два-три года достаточно сильно ослабил другие элитные группировки, используя в качестве предлога для репрессий обвинения к коррупции и расхищении госсобственности. Однако у них сильно связаны руки. К тому же в 21 веке и в условиях глобализации и открытых границ невозможности повторить даже в минимальной степени сталинские репрессии — поэтому межэлитные столкновения продолжаются и будут нарастать.

А это отсутствие консолидации в элите, не говоря уже про все казахстанское общество, приведет к тому, что независимо от того, кто персонально станет елбасы номер два, он будет вынужден продолжать курс Назарбаева. То есть в стране ничего не изменится, просто из нынешнего лидера нации сделают живого или мертвого бога, а его преемник станет главным  его апостолом. При этом масштаб, глубина и жестокость государственного насилия возрастут — чем слабее авторитарный правитель, тем он более вынужден прибегать к насилию.

Кстати, подготовка к этому уже началась. Почему уголовно-исправительную систему передают из Министерства юстиции в Министерство внутренних дел? Потому что первое не справилось, а второе справится? Но это смешно. Для тех, кто сидит, и тех, кто их охраняет, говорю вам это на личном опыте, не имеет значения, в каком ведомстве числится колония.  Но это между тем имеет значение, если придется срочно сажать не десяток активистов гражданских действий или лидеров забастовок, а сотни и тысячи!

Тогда действительно будет важно, чтобы репрессируемые все время находились под прессингом одного ведомства — это намного эффективнее. Потому что тогда человек попадет в маховик, в котором не будет межведомственных щелей и противоречий: сначала полиция его задержит по ложному обвинению, затем будет охранять во время предварительного следствия и суда, и дальше — во время отбывания наказания. Осталось только еще заменить суд «особым совещанием», но в нынешних условиях и лакействе судебного корпуса, этого пока не требуется.

– Получается, что у забастовщиков нет выхода, как брать власть в свои руки?

— Судя по тому, что уже два человека — активист забастовочного движения и 19-летняя дочь представителя рабочего профсоюза — убиты, двое осуждены, тысячи уволены,  другого выхода — кроме создания параллельных органов власти — нет не только у забастовщиков, но и у всех казахстанцев.

Или народ возьмет все в свои руки, реализовав соответствующее положение Конституции страны. Или станет жертвой авторитарного режима, который крайне заинтересован в сохранениистатус-кво ради не только политической власти, но и десятков миллиардов нефтедолларов, которые Назарбаев и его потенциальные наследники кладут ежегодно в карман, обирая всех казахстанцев без исключения.