Аналитика

РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД ПРОЦЕССОМ МАМАЯ

Сегодня прошел очередной день слушаний по судебному процессу Жанболата Мамая. Он у меня вызвал недоумение. Зачем нужно было адвокатам Мамая вызывать Жаримбетова на повторный допрос, если ему так и не были заданы те вопросы, которые сразу загоняли его в тупик и ставили в положение лжесвидетеля, со всеми вытекающими последствиями уголовной ответственности для него?

Жаримбетов дал показания, что он финансировал в 2011 году Мамая по поручению Аблязова и якобы отдавал Мамаю денежные средства в Алматы из собственных денежных средств, которые были спрятаны в банковских ячейках. Он дал показания в суде, что Аблязов компенсировал эти денежные средства на его личные счета в Лондоне. Я опроверг эту информацию. Сообщил адвокатам, что все счета Жаримбетова с весны 2013 года контролирует БТА Банк согласно решению английского суда. Также БТА Банк имеет полную информацию о счетах Жаримбетова с 2009 года.

Жаримбетов дал суду ложные показания, что якобы у него нет доступа к своим счетам и он не имеет возможности предоставить доказательства своим словам о том, что Аблязов переводил деньги на его счета в Лондоне. БТА Банк, который в этом деле заведен как якобы пострадавший, должен был заявить суду, что у них есть полная информация о счетах Жаримбетова во всех банках, которые имеет Жаримбетов. Банк этого не сделал.

После моих публичных обращений к адвокатам Мамая свидетель Жаримбетов запаниковал и на следующий день на своем фейсбуке заявил, что деньги он получал на какие -то кипрские счета в офшорах, что я тоже опроверг и Банк точно знает, что таких переводов от меня не было. То есть Банк продолжает продолжает поддерживать ложные показания Жаримбетова. В свою очередь, адвокаты ОБЯЗАНЫ были заявить сегодня суду, что Жаримбетов лжет, изменил свои первоначальные показания, на которых строятся все обвинения следствия. Адвокаты этого не сделали…

Судья должен провести всесторонний анализ слов Жаримбетова, Банка и моих заявлений. Как я заявил ранее, информация о лжесвидетельствовании Банка будет мной представлена в лондонский суд, что поставит под сомнение многие заявления Банка в английском суде…

Мамай заявил суду, что не знаком со мной, что я подтверждаю.

В свою очередь, Жаримбетов заявил, что якобы Аблязов познакомил его с Мамаем по скайпу еще в 2011 году, что Мамай не подтверждает.

Интересная и очевидная ситуация получается. Мамай сидит в тюрьме на основании показаний Жаримбетова, которого КНБ похитили из Турции. Все обвинения против Мамая построены на устных показаниях Жаримбетова, с которыми не согласен Мамай, и опровергаю я. Более того, в распоряжении Банка есть доказательства, что Жаримбетов лжет. При этом Банк заявляется как потерпевшая сторона, следствие это поддерживает, заведомо зная, что эти обвинения сфабрикованы и есть полные доказательства, которые у них в руках.

Но… Что удивляет и озадачивает в этом процессе.

1. БТА банк ставит под угрозу все судебные процессы в Англии, фактически подтверждая, что идет политическое преследование Аблязова, замаскированные под экономические обвинения. Банк откровенно лжесвидетельствует в суде, что поставит в Англии под сомнение многие обвинения и утверждения Банка. Одним словом, Банк глупо попал на этом процессе Мамая. Сейчас положение Банка может исправить только то, если наступит “неожиданное прозрение” и Банк заявит, что показания Жаримбетова ложные и предоставит суду доказательства, которые у них есть. Но очевидно, что Банк этого не сможет сделать…

2. Адвокаты Мамая не задают ключевые вопросы Жаримбетову, которые сразу ломают весь судебный процесс кардинально. Ведь я им дал достоверную информацию о том, что никаких переводов средств Жаримбетову не было и это легко проверить прямо в Алматы, не делая запрос в Англию.

Поведение Банка для меня понятно. Им полностью управляет власть и она не в состоянии оценивать полномасштабные последствия для БТА банка, и их судебной позиции в Англии. Больше вопросов возникает к адвокатам Мамая и к тем, кто дает им им инструкции.

Почему они не сделали необходимые действия? Что это значит?

Мухтар Аблязов