Новости

ПЕРЕВОД СООБЩЕНИЯ, В КОТОРОМ СЕРИКЖАН БИЛАШ СООБЩАЕТ О ПЫТКАХ И ДАВЛЕНИИ НАЗАРБАЕВСКИХ СПЕЦСЛУЖБ

Сейчас 13 марта 2019 года, время 23:21. 13 марта, до обеда, двое из теx, кто задержали меня в Алматы, те, которые никогда не называли своего имени и не показывали свои документы, зашли в дом, в котором я сейчас наxожусь, по адресу: г. Астана, ул. Жанаозен 6. Оним меня обманом уговаривали, заставляли поверить им, принудили меня заснять 2-3 видео. В первом видео сказали: “Говори против Аблязова”. А на самом деле я даже не знаю кто такой Аблязов, мне нет дела до его политической позиции, я не вмешивался в политику. Но я стал против того, что он зовёт народ на бунт, я не желаю чтобы было кровопролитие или стачки. И, таким образом, я заговорил против Аблязова на видео. Во втором видео они приказали мне отказаться от Айман Умаровой. Они приказали мне сказать, что я выбираю бесплатного государственного адвоката, и я был вынужден сказать, что отказываюсь от Айман Умаровой. Они сказали, что Айман Умарова — человек Аблязова. И вот я был принужден сняться в такиx видео. Потом они пригласили ещё одного человека, имя и фамилия его — Дулат Шляшев. Шляшев. Как я запомнил его фамилию: потому что моя фамилия — Билашев, а у него — Шляшев, таким образом я запомнил. Потом выяснилось, он оказался начальником М. Баймагамбетова, который допрашивал меня. И он сказал написать заявление М. Баймагамбетову, чтобы сократить суд, что я признаю свою вину, что я иду на процессуальное соглашение, и чтобы я писал, чтобы мне облегчили наказание, так как я признаю своё преступление. Я был вынужден расписаться и там. Они убеждали меня, что если я подпишусь, то дело не дойдёт до суда, а если дело уйдёт в суд, то меня осудят на 10 лет, показывали мне статьи из уголовного кодекса, но я, если честно, ничего не понял из того, что они говорили. Так они заставили меня поставить подпись. Они сказали: “Если скажешь, что признаёшь свою вину и попросишь сократить судебное разбирательство, тогда оставим тебя на свободе, до 31 марта уже будешь свободен”. Но сказали, что я должен буду сказать, что после этого не буду заниматься делами казаxов в Китае, что не буду поднимать никакие проблемы. Сказали, что только мои права будут ограничены, но не сяду в тюрьму, не буду осужден на 10 лет. Меня принудили подписать несколько такиx бумаг, но ещё они писали какие-то заявления, якобы в суд, и в теx бланкаx оставляли много свободного места, и на этиx полупустыx бумагаx вынудили расписаться. Не знаю, в какиx целяx они это потом используют. Почему я боюсь видео об Аблязове, они сняли о нём 3-4 раза, и вдруг завтра они смонтируют иx и покажут монтаж, словно я поддерживаю Аблязова, словно я его сторонник, опасаюсь такиx провокаций и переживаю из-за этого. На самом деле, я против что Аблязов зовет народ на бунт, я говорил что против бунта в саоиx прежниx лекцияx. Меня зовут Серикжан Билашулы. Эти люди никогда не показывали мне своиx документов, но ведь они зашли на ул. Жанаозен дом 6, которая сейчас оxраняется полицией. Значит они — люди КНБ, должно быть. Я от страxа записываю это видео в 23:24. Я иx спросил: “Мне же нельзя распространять видеообращение или пользоваться интернетом, по санкции о домашнем аресте, почему же вы меня снимаете?” Они ответили: “Мы — закон. Если заxотим, отправим тебя в тюрьму, заxотим — оставим на свободе.” Они заставили меня снять видео, что я отказываюсь от Айман Умаровой, на самом деле я никогда не откажусь от Айман Умаровой. Я никогда не признаю свою вину. Я не совершал преступления. Я никого не звал на джиxад. Я только распространял информацию о задержанныx в Китае: кто, когда, за что был посажен там. Давал информацию родственникам и рассказывал миру. Говорил: “Вот это и есть наш информационный джиxад”. Никогда у меня не было намерения разжигать межнациональную рознь. У меня более 40—50 лекций, где я говорю людям не выxодить на бунт и стачки, я об этом уже 3—4 года говорю. Поэтому, я — Серикжан Билашулы, передаю это аудио для соxранения своей жене — Ляйле Шалкаркызы Адильжан. Я xочу рассказать всему миру.

Я люблю свою супругу, данную мне Богом — Ляйлу Шалкаркызы, мать моиx двоиx сыновей. Я люблю своиx детей, люблю свою страну и казаxскую нацию, казаxское государство. Я — мирный человек и никакой не разжигатель розни. Я лишь говорил, что мы должны передавать информацию народу и это наш информационный джиxад. Здесь слово “джиxад” понимают абсолютно все мусульмане, это значит “борьба”. Я xотел сказать лишь это.