Аналитика Воспоминания

О СВОБОДЕ

На снимке я с адвокатами и с членами семьи 9 декабря 2016 года.

Вечером в 17 часов я узнал от дочери, что суд примет решение между 18 – 20 часами. Мои адвокаты, семья, друзья, правозащитники были на взводе. Был риск, что если Высший суд примет решение против меня, то была вероятность, что уже ночью меня вывезут самолетом в Россию.

Лоббисты у Астаны были сильные. Поэтому один из моих адвокатов ожидал быстрой реакции Европейского суда по правам человека в ту же ночь! (ЕСПЧ) Мои адвокаты планировали, что оттуда последует немедленное решение о моем запрете на экстрадицию в Россию. И тогда начинался новый этап борьбы. Решение ЕСПЧ обычно принимает в течение 3 лет. Франция исчерпала все юридические возможности держать так долго меня в тюрьме. В этом случае, я считал, что все равно буду выпущен к концу января 2017 года из тюрьмы и мы будем 3 года ждать решения ЕСПЧ. В промежутке я планировал развернуть политическую борьбу, создать ДВК.

Узнав от дочери по телефону, что судья – докладчик выступил в мою поддержку, понял, что решение будет в мою пользу. Мне было известно, что за всю свою практику этот судья принимал всегда решения отрицательные. И если такой судья занял позицию в мою пользу, то было очевидно – мы выиграли!

Хотя была поздняя пятница, а выпускают из тюрьмы только в рабочие дни, я был убежден, что мои адвокаты задолбят всю администрацию и я выйду не позже 22 ночи.

Странные мысли одолевали меня. Я сидел на сумках с собранными вещами и размышлял, что я буду делать на свободе. Было такое ощущение, что я сижу у себя дома, а не в тюрьме. Как-будто не было 3.5 лет полной изоляции в одиночной камере. На прогулке в тюрьме я гулял в крытом помещении и я готовил себя психологически, что сейчас передо мной откроется целый мир и открытое пространство без решеток и охранников, пусть даже очень расположенных ко мне.

В тюрьме я почти завершил монографию по шахматам. Часами работал над ней и охранники живо интересовались, организовывая мне матчи с французскими шахматистами, среди которых были хорошие мастера.

Каспаров очень знаменит во Франции. И после его посещения меня во французской тюрьме, охранники стали называть меня – Мсье, Каспаров!😄

Мухтар Аблязов