Аналитика Политика

О политических и экономических реформах

Автор: Мухтар Аблязов

Известно, что обычно существует два способа проведения реформ:

1. Сверху, авторитарно.

2. Снизу, когда в принятии решений и их реализации участвует народ.

История развития мира знает случаи проведения реформ сверху, но их немного. А если говорить о реформах без жертв, насилия, без тотальной коррупции, то их почти нет.

Из таких примеров, возможно, наиболее яркий — это Сингапур.

Ли Куан Ю за время своего многолетнего бессменного премьерства сумел провести либеральные политические и экономические реформы и построить процветающую страну.

Сингапур получил независимость 9 августа 1965 года. Тогда на острове размером в 640 кв. км проживало около 2 млн человек. В конце 80-х этот небольшой город-остров уже вмещал в себя около 4,4 млн человек.

Сингапур, являющийся лидером в области высоких технологий, называют коммерческими воротами и научным центром Юго-Восточной Азии. Доход на душу населения в этом островном государстве один из высочайших в мире. При этом в стране нет никаких полезных ископаемых, даже питьевая вода была привозная, не говоря уже о том, что Сингапур вынужден был ввозить нефть и газ, металл, древесину и многое другое.

Ли Куан Ю находился у власти более 30 лет. Тоже приличный срок (как и в случае Назарбаева), но только его не обвиняют в коррупции, захвате власти и безмерном обогащении.

Напротив, постоянная и последовательная борьба с коррупцией являлась одним из приоритетов управления премьер-министра Ли Куан Ю. Когда-то, в начале своей государственности, Сингапур страдал от высокой коррупции. Борьба с коррупцией носила планомерный, системный характер. Были упрощены процедуры принятия решений, проведены правовые реформы для устранения любых двусмысленностей в законах, были изданы ясные и простые правила вплоть до отмены разрешений и лицензирования. Зарплата сингапурского судьи достигала нескольких сот тысяч долларов в год. Госслужащим, занимающим ответственные посты, зарплаты были подняты до уровня, характерного для топ-менеджеров частных корпораций. На работу в судейский корпус были привлечены лучшие адвокаты страны. В государстве действовал независимый орган по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти. Расследования были инициированы даже против близких родственников Ли Куан Ю.

В результате в настоящее время различные исследователи постоянно ставят Сингапур в первую десятку наименее коррумпированных стран в мире и на высшее место по отсутствию коррупции в Азии.

К сожалению, я больше не могу вспомнить ни одного примера в мире, чтобы можно было говорить, что реформы сверху тоже бывают успешными. Скорее, это исключение. Я бы сказал, что это носит случайный характер.

Решение по демонополизации энергосистем, когда я возглавлял «КЕГОК», тоже было из разряда исключений, которое можно отнести к случайности. Просто получилось так, что я самостоятельно со своей командой принял это решение, руководствуясь принципами свободной конкуренции. В тот момент не было сил, способных помешать нам. Это тот самый случай, когда я случайно стал руководить электроэнергетикой и провел реформы сверху.

Не было сильного парламента, представляющего народ, и, соответственно, назначенного парламентом правительства. В отрасли был вакуум власти. А так как любая пустота ищет заполнения, то, по сути, власть в отрасли оказалась в моих руках, и я смог принять решение по ее демонополизации. Но пример других отраслей экономики, таких как телекоммуникации («Казахтелеком»), авиация, железная дорога, рынок нефтепродуктов, подтверждает, что случай с «КЕГОК» был исключением. Более того, после моего ухода из правительства начался постепенный откат назад, многие либеральные правила на рынке электроэнергетики были отменены либо скорректированы.

Если бы обещанные политические реформы, продекларированные в Конституции Казахстана в 1993 году, были осуществлены, то власть в стране не была бы сосредоточена только в руках президента Назарбаева. У нас был бы независимый парламент с депутатами — реальными выдвиженцами от народа и настоящими его представителями. Мы имели бы независимую судебную систему, не зависящую от исполнительной власти. Региональная и местная власть на различных уровнях была бы избрана народом на прямых выборах, а не назначалась бы, как сейчас, Назарбаевым. Страна имела бы сильную четвертую власть — независимые СМИ, а также активное гражданское общество, которое контролировало бы власть и своих представителей во власти.

Тогда любые реформы, экономические и политические, были бы не только успешными, но и неминуемыми, без шансов на движение вспять. Я убежден, что тогда решение по демонополизации в отрасли я не принимал бы один, а была бы вовлечена вся власть, которая была бы в стране: парламент, правительство, региональная власть, а также представители потребителей электроэнергии в лице различных ассоциаций и объединений. Тогда решение принималось бы, возможно, медленнее, но было бы более качественным, учитывающим интересы многих. И не оставалось бы лазеек для лоббирования узкой группой людей в свою пользу. И такое решение было бы принято во всех отраслях экономики и монополиях на всех рынках страны.