Аналитика Воспоминания

О КОМИТЕТЕ НАЗАРБАЕВСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПОСТ 1, ЧАСТЬ 3.

Этот орган – как КГБ, так и КНБ – принес мне много проблем, разрушений и страданий. Но самое ужасное для меня было, когда они, по указанию Назарбаева, похитили мою семью из Италии. Правда, они их потом вернули. И правильно сделали. Именно тогда я понял, что если до этого случая я был просто врагом режима, пусть, как считает Назарбаев, и непримиримым, но все же просто врагом режима, который хочет сломать его, изменить к лучшему страну – кого-то и посадить в тюрьму, но все через свободный и открытый суд. Все более-менее цивилизованно.

То теперь я понял, что превращаюсь в дьявола-мстителя. И мне от этого не было страшно. Я проработал в правительстве министром всего 1,5 года и сумел вырваться оттуда. Тогда мне было страшно, что я потеряю себя-настоящего, и стану как они – дьяволами. Страшными, двуличными, подлыми. Готовыми при удобном случае продать, сдать, подставить. При этом выглядеть внешне приличными и добрыми людьми. Я понял, что надо вырваться оттуда. Очень часто я смотрел на себя в зеркало и пытался увидеть того, второго–дьявола, который – я чувствовал – уже растет во мне. Я его скоро увижу, и буду с ним разговаривать. Я видел, что это зло – режим Назарбаева – разлагает всех.

Мне повезло. Я успел уйти. Как-то на одном мероприятии, где присутствовали все эти люди, из «обоймы», я сочувственно спросил у одного из них, который был, на мой взгляд, еще не до конца зараженным: – Как ты с ними? Как ты можешь жить там и дышать? На что он скрючил руки, расставил в разные стороны ноги, согнулся, сделал страшное лицо – такой уродливый рак с жуткими клешнями и произнес: – Вот так и живу! Министры с пониманием расхохотались…

Карим прав, мне, видимо, повезло. В итоге, к счастью, я не стал и дьяволом – мстителем. Поэтому о КНБ (Комитет Назарбаевской безопасности) я буду писать с иронией, без гневных слов в их адрес. А так как я буду писать как бы с иронией, то лучше начну с историй, которые произошли со мной.
(Продолжение следует)

Мухтар Аблязов