Аналитика

НЕ ДИАЛОГ, А ПЕРЕГОВОРЫ О КАПИТУЛЯЦИИ

Некоторые российские политологи, сравнивая ситуации в России и Казахстане, говорят сейчас: у вас хотя бы власти идут на диалог под давлением протестов (тогда как в России отвечают на них только ещё большим закручиванием гаек)…

Стоит ли нам этому радоваться?

На самом деле, повод для радости есть. В диктатурах заговаривают о диалоге тогда, когда теряют уверенность и боятся, в периоды слабости. То, что нам удалось вселить в них страх, это очень хорошо. Но не надо забывать вот о чём: «диалог» для диктатуры — один из инструментов подавления и контроля. Когда диктатуры сильны либо совершенно слепы, они прибегают к прямому подавлению — это «кнут». А когда они ослаблены либо хитры, то используют «пряник». Вот как, например, токаевский «диалог».

Конечно же, это никакой не реальный диалог, а его имитация. Нужная для того, чтобы просто выпустить пар, раздробить протест, отвлечь рассерженных граждан. К такому «диалогу» допускают не реальную оппозицию, а лояльных режиму представителей общества, которые должны сыграть роль, изобразить оппозицию, не являясь ей. Реальной оппозиции при этом рты затыкают кляпом и связывают руки.

Мы не так давно начали нашу общую борьбу против назарбаевской диктатуры. Но уже успели стать достаточно зрелыми, чтобы понимать, что все эти фальшивые «диалоги» и «выборы» — бессмысленная суета, в которую нас пытаются втянуть, чтобы утопить в этой пене.

Мы не согласны на неравный «диалог», когда у нас закрыты рты и связаны руки. Более того, нам нечего обсуждать с узурпаторами. Они являются уголовными преступниками, захватившими то, что принадлежит народу. Говорить мы с ними будем в формате переговоров о капитуляции. Их капитуляции. С позиции сильных, а не слабых.

Мухтар Аблязов