Аналитика Видео Интервью

Назарбаев выбрал Поднебесную

Автор: Мухтар АБЛЯЗОВ/18.07.2011

Этот фрагмент интервью Мухтара Аблязова телеканалу «К-плюс» открывает завесу тайны над тем, как пришли на рынок Казахстана китайские корпорации.

– Мухтар Кабулович, как вообще оказались китайцы в Каражанбасе?

– Это история 2005—2006 годов. Насколько я помню, тогда владелец, индонезийский предприниматель, решил продать свой актив. Я сам участвовал в переговорах, в результате которых инвесторы были организованы именно в Казахстане. Я предлагал участвовать всем крупным банкам. Два миллиарда пятьдесят миллионов долларов — было предложение с нашей стороны.

– Кто вошел в этот консорциум?

– Лидером этого процесса был, как он тогда назывался, «Банк Туран­Алем», и я предложил в этом проекте участвовать группам «Альянс» и «Казкоммерцбанк». У них был, в принципе, интерес, но четкой договоренности не было, потому что мы не договорились еще окончательно по цене, по которой этот актив будет нам продан. Поэтому в большей степени банковская группа БТА двигалась самостоятельно. Мы привлекали деньги из различных внешних источников.

В 2006 году, когда я достиг договоренностей с индонезийским владельцем, я встретился с Назарбаевым и сказал, что мы договорились. На тот момент времени китайское правительство давало 1 миллиард 950 миллионов долларов. Наша группа нашла 2 миллиарда 50 миллионов долларов. В связи с тем, что на такие сделки дает согласие правительство, я обратился к Назарбаеву с просьбой поддержать нас, национальных бизнесменов.

Я сказал следующие слова: «Бизнес Казахстана созрел. И если эти активы вчера были проданы дешево иностранным инвесторам, то сегодня национальный бизнес в состоянии выкупить дорого и приумножить этот капитал. Мы можем такой бизнес вести». На что мне Назарбаев ответил категоричным отказом.

Но я-то подоплеку знал и понимал, что он будет возражать, потому что из окружения Назарбаева мне рассказывали, как Тимур Кулибаев убеждал Назарбаева, что национальный капитал нельзя допускать к нефтяной отрасли. Он опасался конкуренции, того, что придут люди, которые каждый день привыкли помногу часов работать, придут и его потеснят. Поэтому была негласная установка — крупный национальный бизнес не пускать в нефтяную отрасль и крупные сырьевые ресурсы. Нам туда путь был заказан.

Я пытался его убедить, на что он мне сказал: «Ты же мне не дашь бесплатно 50 процентов акций, а вот Ху Цзинтао мне 50 процентов «Каражанбаса» бесплатно дает». Я говорю: «Слушайте, вы же не бедный человек, да и ничего бесплатно не бывает. Ну хорошо, если вы хотите, дайте своего представителя, пусть президент Казахстана с нами зайдет в бизнес. Пусть будет 50 процентов, но деньги которые мы инвестируем в покупку, мы занимаем на Западе, это заемные средства, которые нам надо возвращать, за счет развития бизнеса отработать и вернуть, поэтому бесплатно мы не можем. Тогда проект будет стоить не два миллиарда, а четыре миллиарда, если половину мы бесплатно дадим». Он говорит: нет, мой друг Ху Цзинтао мне половину дает бесплатно.

Тогда я сказал ему: «Вы вообще думаете о стране? Мы даем больше, мы возвращаем актив обратно в страну. Вы посмотрите, все ключевые сегменты экономики, связанные с нефтедобычей, контролируют китайские компании — баланс нарушен. Контролируют продажу нефтепродуктов тоже китайцы — и это тоже дисбаланс. Дайте нам, национальному капиталу, зайти».

Я его час убеждал. Безуспешно. В ответ слышал: будут китайцы, решение принято. Это был 2006 год. Поэтому не стоит удивляться тому, что сейчас фактически все месторождения отошли китайцам и почему активно в страну приезжает руководство Китая, которому оказывают очень теплые встречи. Это личный деловой партнер Назарбаева и членов его семьи, а не государства.

– Тогда понятно, почему власти так реагируют на эти трудовые конфликты, занимая позиции работодателей…

– Очевидно, что если власть занимает такую позицию, то у этой власти есть интересы. Интересы лично Назарбаева и его семьи. Поэтому когда рабочие обращаются и апеллируют к Назарбаеву, они апеллируют к одному из владельцев. Они могут апеллировать к Ху Цзинтао и Назарбаеву — остальные это посредники, которые ничего не решают. Решают Назарбаев и китайцы.

ОТ РЕДАКЦИИ: Полностью интервью с Мухтаром Аблязовым телеканалу К+ смотрите на YouTube.